29 сентября 2018

Богемская рапсодия Столле: как чешский гастарбайтер создал стекольную империю

Когда появился в белорусской Березовке чешский мигрант Юлиус Столле, как он вместе с Вильгельмом Краевским создавал стекольную империю и что стало с его наследниками, — в новом материале совместного исторического проекта TUT.BY и Universal Press.

Гродненские папиросы и карандаши, борисовские, пинские и мозырские спички, пореченские сукна, добрушская и шкловская бумага, слонимская столярка известны в конце XIX — начале XX веков на всей территории «единой и неделимой» Российской империи, а также за ее пределами. Есть еще один товар, который качественно представляет лицо промышленности Северо-Западного края. Это — стеклянная посуда и разнообразные предметы роскоши, выпускаемые несколькими местными хрустальными фабриками и стекольными заводами.


Основатель стекольной империи Юлиус Столле вместе со своей супругой Юзефой.

Четырьмя крупнейшими предприятиями отрасли (двумя в Березовке, а также в Ганцевичах и Новоборисове) владеют семьи богемского мастера — декоратора Юлиуса (Юлиана) Столле и инженера Вильгельма Краевского. Две фабрики «Неман» и «Борисов», отобранные у их потомков большевиками, составят основу стекольной промышленности советской и современной Беларуси.

Стекольный дуэт

Стекольные мануфактуры существуют на территории Беларуси со времен Великого княжества Литовского. Самые известные из них — радзивилловские гуты XVIII века в Налибоках (с 1717 года) и Уречье (с 1737 года), производящие знаменитые на всю Европу люстры и зеркала.

Под давлением конкурентов они закрываются в первой половине XIX века.

Но новые технологии, удешевившие производство стекла, во второй половине XIX века возрождают в Беларуси интерес к стекольному бизнесу. У новой волны стекольных инвесторов перед глазами находятся примеры их соседей с Востока, и в первую очередь, дворянской семьи Мальцовых, владеющей многопрофильным промышленным кластером в Смоленской, Калужской и Орловской губерниях. Жемчужиной Мальцовского заводского района, на предприятиях которого работает около 100 тыс. человек, является Дятьковский хрустальный завод. Он основан в одноименном селе Орловской губернии еще в 1790 году, но благодаря успешной модернизации не уступает главному российскому производителю хрусталя Гусевскому хрустальному заводу (он создан в 1756 тоже представителем рода Мальцовых) и его не менее знаменитым конкурентам из Франции (Baccarat, Saint-Louis), Британской империи (Royal Brierley), Бельгии (Val Saint Lambert) и Богемии (Moser).

Богемия, тогда входящая в состав Австро-Венгерской империи, знаменита своими традициями в производстве художественного стекла, и ее мастера нарасхват на предприятиях во всем мире. Именно из этой чешской области владелец Дятьковского завода и других мальцовских предприятий генерал-майор Сергей Мальцов выписывает специалистов — стекольщиков. В их числе оказывается будущий стекольный король дореволюционной Беларуси и межвоенной Польши, уроженец деревни Прыск в германо-польско-чешском треугольнике Либерецкого края Юлиус Столле. В российских статистических справочниках его называют Юлиан или Юльян Столле. Есть информация, что, до того как попасть в Дятьково, Юлиус Столле работает художником на крупнейшем польском металлургическом заводе «Домброва» в Люблинской губернии. На хрустальной фабрике Мальцовых чешский гастарбайтер, принимающий российское подданство и записывающийся в крестьянское сословие, руководит художественной мастерской.

В Дятьково Юлиус Столле знакомится со своим будущим компаньоном, инженером хрустальной фабрики Вильгельмом Краевским. В середине 1880-х их работодателя Сергея Мальцова с подачи супруги объявляют сумасшедшим и вскоре отстраняют от руководства «Мальцовского промышленно-торгового товарищества». Юлиус Столле и Вильгельм Краевский решают поменять место работы и свой статус и в 1891 году откликаются на предложение лидского помещика Зенона Ленского.

Выбирая между стезями предпринимателя или художника,  Зенон Ленский на какое-то время предпочел деньги. В 1883 году он получит разрешение на строительство в урочище Устронь своего имения Заенчицы в Лидском уезде стекольного завода, а в 1885 году производство выпустит первую продукцию — бутылки.

Предпринимательского запала у помещика, как и у многих других представителей его класса, хватает ненадолго: в 1891 году, поставленный перед необходимостью новых инвестиций в производство и маркетинг, Зенон Ленский сдает «Старую гуту» в аренду компании «Столле и Краевский».


Продукция заводов Столле — набор для ликера.

Арендаторы покупают локомобиль, устанавливают новую печь и начинают делать хрустальное стекло. Отказ помещика продать им завод не расстраивает Юлиуса Столле и Вильгельма Краевского: они продолжают с ним арендные отношения и параллельно начинают строить собственное стекольное предприятие.

В четырех километрах от «Старой гуты», в урочище Молодино, на земле помещицы Анны Смольян в 1896 году они запускают «Новую гуту». Завод Ленского получает название «Неман А», завод фирмы «Столле и Ленский» — «Неман Б». В 1897 году на «Немане А» 164 человека производят столовую, аптекарскую посуду, ламповое стекло и предметы роскоши на 116,7 тыс. рублей, на «Немане Б», на котором работает 129 человек, выпускают бутылки и посуду на 140 тыс. рублей. Стекольной лихорадкой заражается владелец соседнего имения Островня Андрей Квецинский, который с партнерами сооружает третью гуту в урочище Березовка.

В 1899 году Зенон Ленский то ли под впечатлением от неудачной попытки брестского помещика Михаила Гололобова собрать деньги в капитал «АО стекловаренного и хрустального завода «Руда-Черняны», то ли нуждаясь в деньгах, чтобы поскорее отправиться в художественные школы Москвы и Мюнхена, все-таки продает свой завод Столле и Краевскому. В 1900 году так же поступят Андрей Квецинский и Ко.

В начале XX века «Столле и Краевский» проводят реорганизацию и модернизацию своего бизнеса. Бывший завод Ленского «Старая гута» закрывается, название «Неман А» присваивается предприятию в урочище Березовка, оба завода газифицируются. Владельцы фирмы владеют двумя предприятиями вне пределов Лидского уезда. В 1897 году «Столле и Краевский» основывает фабрику бемского оконного стекла на станции Ганцевичи в Слуцком уезде, а в 1899 году Вильгельм Краевский на паях с В. Панкевичем перекупают стекольный завод в поселке Новоборисове у обанкротившегося игуменского купца Берки Кабакова.

Один на один

Трагическая смерть Вильгельма Краевского в 1905 году (он тонет в Немане) — конец этого успешного делового союза, но не семейного бизнеса. Некоторое время в нем участвует вдова Вильгельма Краевского — Казимира. Она уступит свою долю в фирме «Столле и Краевский» Юлиусу Столле и сосредоточится вместе со своими сыновьями на развитии актива в Новоборисове. Но «связь» с заводами в Березовке и Ганцевичах семья Краевских не утратит. Дело в том, что два сына и наследника Юлиуса Столле — Феликс и Бронислав — возьмут в избранницы дочерей покойного делового партнера отца Станиславу и Янину.


Надгробная плита могилы четы Краевских у костела в имении Вашкевичи. Фото: Валерий Сливкин.

В 1910-е уже единоличный собственник бизнеса Юлиус Столле при помощи управляющего Германа Шалля (родоначальника известной династии, представители которой и сегодня работают в Березовке) продолжит совершенствовать стекольный бизнес. Бизнесмен за свой счет подводит узколейки от заводов (в общей сложности протяженностью 18 верст) к Полесской железной дороге и на ее станции «Неман» размещает головной офис. Хрустальная фабрика «Неман А» перед войной производит продукции на сумму около 330 тыс. рублей, «Неман Б» — на 390 тыс. рублей. На обоих предприятих трудятся около 1050 человек. Еще 60 сотрудников заняты на выпуске оконного и зеркального стекла в Ганцевичах (объем производства — 120 тыс. рублей). Компания через представителей работает в главных городах Российской империи — С.-Петербурге, Москве, Одессе и Риге, где ценятся выполненные в «мозерской» традиции разнообразные хрустальные безделушки, столовая посуда, лампы для керосинок. В год заводы Юлиуса Столле выпускают 1,2 млн штук сервизов, рюмок, бокалов, фужеров, блюдец и пр., свыше 75 тыс. штук предметов роскоши, 400 тыс. штук стеклянных ламп и до 6 тыс. ящиков оконного листового стекла.


Заводская контора фирмы Столле в Березовке.

Неплохо идут дела у «родственной фирмы» — «Товарищества Братья Краевские». Ее хрустальная фабрика «Борисов» в 1913 году производит продукции на сумму 200 тыс. рублей. На ней работает 250 человек, специализируется предприятие на хрустальной посуде.

Польские «Неманы»

Начавшаяся в 1914 году война грозит парализовать бизнес. Но владелец и его менеджеры находят выход — заводы «Неман» получают военный заказ на производство изоляторов.

В 1915 году германские и австро-венгерские войска оккупируют Виленщину, отступающие российские войска поджигают заводы в Березовке вместе со складами готовой продукции. Часть самого ценного оборудования вывозится в Ганцевичи. В 1918 году городок тоже будет занят кайзеровскими войсками, потом будет их вывод, гражданская и советско-польская война. При обороне Варшавы без вести пропадет один из сыновей Юлиуса Столле — Эдвард. Другой сын, Феликс, будет награжден боевым орденом Virtuti Militari.


Один из сыновей Юлиуса Столле Феликс в форме русской армии в 1915 году.

По Рижскому мирному договору 1921 года фабрики в Березовке и Ганцевичах остаются на территории Польши, гражданами которой становятся Юлиус Столле и его многочисленная семья. В Березовку переезжают Казимира Краевская и ее сын Владимир, оставшиеся без средств к существованию после национализации хрустального завода в Новоборисове.

Юлиус Столле и его сыновья восстанавливают производство, и уже в 1921 году «Неман» возобновляет производство стаканов, лампового и аптечного стекла. Весьма к месту оказывается госзаказ — заводы бизнесмена загружаются производством изоляторов для польских железных дорог, почт и телеграфа. К 1926 году примерно восстанавливается к довоенному периоду численность рабочих в фирме, сама она в 1923 году акционируется: партнерами Столле-старшего в Huty Szklane Juliusza Stolle Niemen S. A. становятся его сыновья Бронислав и Феликс.


Юлиус, Бронислав и Феликс Столле — акционеры Huty Szklane Juliusza Stolle Niemen S. A.

Юлиус Столле отойдет в мир иной в 1927 году в 72-летнем возрасте. Его могила находится в Березовке, но останки в неизвестном направлении вывезет его сын Феликс. Местные энтузиасты планируют в этом году установить памятник основателю заводов и Березовки. Объявлен сбор средств на краудфандинговой платформе talaka.by.


Памятник Юлиусу Столле. Иллюстрация: hrodna.life

Бронислав Столле возглавляет бизнес в должности генерального директора и отвечает за продажи, Феликс руководит производством, на других руководящих должностях работают племянники и внуки основателя стекольной империи. В 1930-е годы Huty Niemen — лидер стекольной отрасли Польши. Ассортимент фирмы насчитывает около 2 тыс. изделий — выдувной и прессованной посуды, лампового стекла, изоляторов, аптекарской, хозяйственной и лабораторной посуды и, конечно, хрустальных изделий, которые составляют до 30% в общем объеме производства. В 1935 году Huty Niemen получают заказ государственной важности — изготовить урну, в которой по завещанию должно быть похоронено в мавзолее в Вильно сердце первого руководителя новой Польши Юзефа Пилсудского. Ее делает мастер Эдмунд Миатковский. В состав фирмы входят также лесопильный и кирпичный заводы.

Huty Niemen обеспечивают пятую часть экспорта польской стекольной промышленности — в Нидерланды, Францию, Британию, Турцию, США, Канаду, Аргентину, на Ближний Восток и во французские колонии Африки. Фирма с трудом, но преодолевает экономический кризис в конце 1920-х — начале 1930-х годов: одним из значительных маркетинговых успехов братьев Столле становится экспорт бутылок в США — они предугадывают рост спроса на тару после отмены сухого закона в 1933 году. Еще одна важная победа на рынках — разработка технологии производства рюмок на прессованных ножках.

Много денег владельцы вкладывают в благоустройство Березовки. Они строят здесь заводскую контору, дом опеки матери и ребенка с детским садиком, магазин, помещение пожарной части, госпиталь, костел и семилетнюю школу с библиотекой. Забота о своих сотрудниках не убережет семью Столле от классовой ненависти, принесенной в 1939 году в Березовку гражданами страны пролетариев и крестьян. Имущество Huty Niemen будет национализировано, а Бронислав и Феликс вместе с семьями и родственниками будут брошены в горнило системы советского ГУЛАГа. Бронислав погибнет в 1941 году в лагере под Архангельском, следы Феликса теряются в июне 1941 года в тюрьме в Барановичах. Их семьи будут сосланы в Красноярский край и только в 1946 году смогут вернуться в Польшу. В ссылке погибнет малолетняя дочь Феликса и Станиславы. Станислава Столле, в девичестве Краевская, скончается в 1979 году, Янина — в 1982-м.

Сыновья Феликса Станислав и Лех будут сражаться в рядах Армии Крайовой. Станислав сумет выйти из восставшей Варшавы и добраться до американской зоны в Германии, откуда в 1950-х годах эмигрирует в Австралию (он умрет в 1987 году). Его младшего брата Леха арестуют и отправят на десять лет (в 1944—1954 годах) в лагерь «Песчаный» под Карагандой. Он, в свою очередь, вернется в Польшу в 1956 году, где в 1996 году и скончается.

Во время Второй мировой войны предприятие работает на нужды Рейха, но в 1943 году его сжигают советские партизаны. После освобождения Беларуси завод будет перестроен и возобновит производство в 1945 году как один из трех крупнейших хрустальных заводов СССР.

«Новкинские» Галеркины и телеханские арендаторы

Стекольный бизнес, который создают на территории дореволюционной Беларуси Столле и Краевский, самый крупный, но не единственный. Около десятка других фирм в конце XIX- XX веков производят разнообразные стекляные изделия для потребителей Российской империи.

Среди них выделяются заводы в Новке под Витебском и в Телеханах.

Первый из них принадлежит компании, которую в 1880 году с покупки небольшого стекольного завода в имении Новка (построен в 1861 году) начинает создавать Лейба Галеркин. Он — представитель второго поколения богатой полоцкой купеческой семьи.

Для развития объекта своей сделки он создает «Товарищество Л.И. Галеркина и С-ья», в котором ему помогает сын Липа. «Новка» выпускает ламповое стекло, чайные стаканы, банки для варенья, чернильницы. Перед войной — это третье по объемам стекольное предприятие на территории белорусских губерний, на нем трудятся под руководством Липы Галеркина около 600 человек. Для них построен рабочий поселок со школой, детским садом, госпиталем и баней.

В 1913—1914 годах Лейба Галеркин реорганизует бизнес — вместе с сыном Липой и зятем Григорием Брейдо он регистрирует «АО стекольных, хрустальных и лесопильных заводов «Западная Двина». Капитал общества составляет 600 тыс. рублей, в его структуру входят стекольный и лесопильный заводы «Новка», а также предприятие на территории Смоленской губернии — Мариинский стекольно-хрустальный завод в имении Каменец в Рославском уезде. Последний выпускает ламповое стекло и хрустальную столовую посуду.

Начинание полоцкого купца не получит развития — в 1919 году его предприятия будут национализированы, новкинский завод, в частности, войдет в состав профильного всесоюзного треста. Лейба Галеркин умрет в 1930 году в нищете, его сын Липа некоторое время будет работать директором при новых властях, а потом уедет в Петроград. Там он покончит жизнь самоубийством. Интересно, что три из пяти дочерей Лейбы Галеркина, получившие прекрасное образование за границей, станут активными деятельницами большевистской партии.

Еще один крупный стекольный завод до революции действует в местечке Телеханы в Пинском уезде. Его строит один из богатейших землевладельцев Беларуси и Литвы Франциск Пусловский. Направлений и предприятий у него с два десятка, и в 1896 году предприимчивый помещик упрощает себе жизнь — сдает стекольный завод в аренду сначала до 1907, потом до 1918 года пулу слонимских арендаторов. Возглавляет арендаторское сообщество Лейба Чернихов, имеющий опыт аренды на Слонимщине Михалинского стекольного завода у Удельного ведомства. Вместе с ним стеклом занимаются его братья Арон и Шмуль Черниховы, а также Мордух Розенблюм и Лейба Турок.

Они вкладывает около 190 тыс. рублей в модернизацию телехановского предприятия, расширяют ассортимент (завод специализируется на выпуске столовой посуды и лампового стекла) и к 1914 году доводят объемы производства до полумиллиона царских рублей. На предприятии трудятся ни много ни мало 450 человек.

Арендаторы не сумеют извлечь выгоды от эксплуатации завода в отведенный им договором срок. В 1915 году в Телеханы войдут германские воинские части, завод перед оступлением царской армии будет частично разрушен. В польское время Пусловские передадут его площадку компании, которая организует здесь лесопильное производство.

Источник: совместный исторический проект TUT.BY и Universal Press


«Бизнес-Лида», 2018.

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии 22

Чтобы написать комментарий нужно войти  или зарегистрироваться

Вітольд Ашурак , 30 сентября, 11:00#
Класны артыкул. Сапраўднае разгорнутае дасьледваньне. Дзякуй аўтарам !
Viktat , 30 сентября, 22:05#
А можа трэба напiсаць клясны?
Вітольд Ашурак , 30 сентября, 22:06#
Трэба, так напішыце. Што вам замінае ?
Alex #6271 , 30 сентября, 19:42#
Просто тогда налоговой, санстанции и пожарников не было:)))
Вітольд Ашурак , 1 октября, 13:16#
Усё было, паважаны, і пажарка і санстанцыя і падаткі плаціць трэба было. Бальшэвікоў тады яшчэ не было -- вось што галоўнае.
Юра , 1 октября, 20:22#
более 20 лет большевиков нет,завод процветает??
Вітольд Ашурак , 1 октября, 21:42#
Паважаны Юра. калі вы не ў курсе -- то бальшэвіцкая шваль кіруе намі і сёньня. Не варта слухаць іх дэмагогію. Усё захавалася -- ад калхозаў да дыктатуры. Я ўжо не кажу пра візуалізацыю -- чырвоныя сьцягі і ідалы бальшэвісцкіх партайгеноссэ на плошчах Беларусі -- Леніны, Кіравы, Дзяржынскія і Сталіны.
Юра , 2 октября, 06:42#
были бы большевики,не было бы швали....а дерьмократы вреда нанесли куда больше большевиков.....
Вітольд Ашурак , 2 октября, 14:09#
Што гаворыць расейскі тэлевізар, я і без вас ведаю. А вось вы, асабіста , сваё меркаваньне маеце ? Ці вы толькі рэтранслятар крэмлёўскай прапаганды ?
Саша #2202 , 1 октября, 18:52#
Гісторыя краю дзе жывешь ,асабліва тое ,чаго няма ў школьных падручніках.
Viktat , 2 октября, 08:13#
Какое разочарование! Не ПОЛЯК, всего лишь - чех.
Вітольд Ашурак , 2 октября, 14:12#
А людаедам бальшэвікам -- што паляк, што чэх, што юдэй, што беларус -- усё адно. Мэта "інтэрнацыяналістаў" -- абрабаваць і зьнішчыць ЛЮБОГА чалавека, які не жадае быць быдлам.
Viktat , 2 октября, 21:37#
Детей своих пугай людоедами.
Вітольд Ашурак , 2 октября, 22:43#
Viktat , 100 год бальшэвіцкай акупацыі каштавала Беларусі соцень тысяч ахвяр праз масавыя растрэлы, канцлягеры ГУЛАГу, міравую бойню( якую яны развязалі ў саюзе з нямецкімі нацыстамі). Рабаваньне маёмасьці праз гвалт экспрапрыяцыі, "нацыяналізацыі" і калектывізацыі. Бальшэвізм за гэта яшчэ не адказаў і Нюрнберг-2 яшчэ наперадзе. Але я не раю палохаць дзяцей -- траўмаваць дзяцей серыйнымі забойцамі не самая лепшая ваша ідэя.
Viktat , 3 октября, 09:45#
Примите совет Витольд, усмирите Вашу злобу, а то с той кашей, что у Вас в голове, закончите Вы свою жизнь не в качестве обвинителя в Нюрнберге, а в больничной палате в ОПНБ Островля.
Aleg Paida , 3 октября, 11:09#
Viktat, а что Вітольд не так сказал?
Viktat , 3 октября, 12:53#
Вам могу пояснить. У Вітольда есть очень опасный "пунктик" - это русофобия. В этом и есть главная опасность, как для него самого, так и для окружающих. Проведите бегло анализ сказанного им. Березовка, как и западная Беларусь, не была под оккупацией большевиков 100 лет. Сознательная ложь. До 1339 года была Польская оккупация. В 20 веке, не только "большевики", но и польские националисты не стеснялись расстрелов и публичных казней (в том числе в Лиде), строили концлагеря, отнимали собственность у евреев и белорусов. Именно Польша воспользовалась итогами Мюнхенского соглашения 1938 года, оккупировав часть Чехословакии, как раз в союзе с фашистами, положив начало "мировой бойни", как высказался Вітольд.В Нюрнберге-2 нет смысла, так как советский народ(Хрущев) осудил сталинские репрессии, невинно осужденные реабилитированы, да и СССР нет почти 30 лет. Лютая ненависть Вітольда опасна прежде всего для него, она продолжает разрушать его психику, он не видит реальной картины мира, как белорусский Дон Кихот сражается с умершими призраками.
язэп пушча , 3 октября, 18:50#
Усё перавярнуў з ног на галаву.. А ты не заўважаеш у сабе самім беларусафобіі... Вось гэта ганебна і прыкра...Усё беларускае сустракаеш у штыкі, ганьбіш і шальмуеш краіну, дзе жывеш, яе гісторыю, культуру, мову...Гэта ў цябе лютая нянавісць да ўсяго беларускага...
Вітольд Ашурак , 4 октября, 13:37#
язэп пушча . Пане Язэпе, а гэты персанаж (Viktat) і ёсьць непрыхаваная агентура расейскага імперыялізму ў Беларусі. Усе яго развагі праз прызму крэмлёўскай мэтазгоднасьці. Беларускія нацыянальныя інтарэсы яго не хвалююць -- яму на іх напляваць. Гэта перш за ўсё кідаецца ў вочы, калі ён імкнецца падмяніць нашу гісторыю расейскім каланіяльным эрзацам.Пра 30 год без бальшэвікоў --вось тут ён лахануўся! Зрэшты, такая прымітыўная прапаганда "пракатвае" толькі ў Расеі, дзе насельніцтва абдолбана тэлепрапагандай ушчэнт. А гэта -- Беларусь ! І людзі бачаць бальшэвісцкія метады рэжыму Лукашэнкі, яго амаль 25-ці гадовую дыктатуру, нішчыя калхозы і балванчыкаў Леніных на плошчах. Нябось, два і два злажыць разам мы здольныя.
Юра , 2 октября, 22:10#
тяжелый ты человек....гейропеец....лечись,и желательно в любимой тобой гейропе
Вітольд Ашурак , 2 октября, 22:44#
Тыкаць будзеш ў родным Мухасранску, навалач.
Юра , 3 октября, 19:27#
лечись...и бегом.пока не поздно...