20 октября 2015

Прокурор Гродненской области Виктор Морозов о взятках, тунеядстве и зарплатах футболистов

Прокурор Гродненской области Виктор Морозов за 30 лет практики видел как проявления низости и жестокости человеческой натуры, так и неизмеримую ее высоту. Так и прошло интервью: от подробностей, где стынет кровь, до ярких встреч, книги о которых, правда, пока не написаны.

Летом Гродно содрогнулся от жестокого преступления: парень обвиняется в убийстве брата и покушении на мать. Как вы считаете, трагедия была неизбежна?

— Преступник действовал хладнокровно. Сначала расправился с матерью, потом с братом, пытался скрыть следы. Однако посмотрите на комментарии. Все категоричны — жестоко наказать… Никто не пытается проанализировать, почему подросток это сделал. Когда человек надломился, что произошло? Нормальная семья, парень вроде бы неплохой. Год назад появилась дворовая компания, на фоне которой, возможно, чувствовал себя ущербным. Дома казалось, что младшему брату больше внимания достается, мать пилила. Вот и не выдержал?.. Подростковая жестокость вообще не знает границ. Помню случай в Гомельской области, когда юноши просто так прицепились к прохожему, отрезали ему голову и играли, как футбольным мячом. Откуда это у них? Благополучные ведь были парни. Я считаю, мы не учим людей милосердию.

В критических моментах человека нельзя загонять в угол, тогда от него можно ожидать чего угодно. Надо давать путь к отходу. В деле с убийством брата, даже если была травмирующая ситуация с отчимом и мать не смогла стать громоотводом, нашлись бы бабушка, тетка, которые бы разговорили парня, разложили все по полочкам, мол, жизнь впереди, повзрослеешь, выпорхнешь, улетишь... Не нашлось такого человека и среди педагогов, среди друзей.

 

Были ли дела в вашей практике, от которых сердце стыло?

— В 2008 году, когда я только приехал в Гродно. На улице Лизы Чайкиной вскрыли квартиру и увидели ужасающую картину. Тридцатилетний молодой человек был зарублен топором, в соседней комнате так же убита его мать, а хозяин квартиры сам раскроил себе череп. Хотелось себя ущипнуть: не фильм ли это ужасов? В прокуратуре предположили, что убийца был в состоянии невменяемости. Таким жутким образом он хотел спасти семью от мучений. Но если туберкулезный больной, к примеру, постоянно находится под наблюдением врачей, почему психический больной остается один на один с родственниками? Закон о психиатрической помощи позволяет госпитализировать помешанного по заявлению родственников или по направлению правоохранительных органов. Но если врач видит, что происходит, а родственники молчат, зачем ждать трагедии.

 

В своих выступлениях вы часто говорите о коррупции. Поменялся ли профиль коррупционера?

— Коррупционное преступление — умышленное преступление. Человек знает, что его совершает, знает, что злоупотребляет служебным положением. Здесь вопрос психологии: знает, но не может остановиться. Один раз получил «хабар» и увидел, что все прошло безнаказанно, взял второй раз, а потом молва пошла, что с этим человеком можно вопросы решать. По Гомелю помню такую ситуацию: директора межрайгаза осудили за взятки. Во время обыска у него в нишах за батареями нашли сотни бутылок спиртного, покрывшихся слоем пыли. Этот человек не пил, но брал...

Берут взятки в рамках полномочий. Например, руководитель строительной организации выбрал субподрядчика. Он может рассчитаться с ним за работу сейчас или же через месяц. Чиновник может сразу решить вопрос, но может и поволокитить. Недавно одному из руководителей поликлиники в Волковыске дали 7 лет за липовые больничные листы. Рассматривали свыше 60 эпизодов. Стоимость «услуги» — от 200 тысяч до 1,4 миллиона рублей.

Самая уязвимая сфера в прошлом году — строительство, в этом «прославилась» медицина. Да и правоохранители не застрахованы. Однако масштабы коррупции у нас в стране, конечно, не такие, как в России или на Украине. Может быть, кто-то считает, что в государстве зарегламентированы многие экономические вопросы, но зато это не дает развернуться коррупции. 

 

В обществе снова стало актуальным понятие «тунеядцы». В прошлом вы, наверное, уже рассматривали подобные дела?

— Да, я отношусь к поколению, которое применяло этот закон в советское время, но только тогда, когда человек опустился, нигде не работал, воровал. Мы подходили очень взвешенно. Если гражданин хотя бы бутылки собирал, за тунеядство его под суд не отдавали. Например, прокуратура была против возбуждения уголовного дела за тунеядство в отношении художника Александра Исачёва. Наша позиция была такова: он брал 100 рублей, рисовал портрет и жил на это. Пусть нелегальный источник дохода, но мы в тюрьму за это не сажали. Поэтому я думаю, что хватит мудрости при применении новейшей истории этого закона. Если дойдет вопрос до ответственности, мы будем очень взвешенно подходить.

 

Вы читаете детективы? 

— Могу сам их рассказывать.

 

 

Как удается не приносить факты об уголовных делах домой?

— Живем с женой уже 32 года, и она ничего не знает. Все, что происходит на работе, остается там. А вот когда сын работал три года следователем, мама, конечно, не спала. У нас вообще в семье не принято говорить о преступлениях. Нам хватает профессионального общения с сыном. Он уже майор, работает в прокуратуре Гомельской области.

Пришел к выводу, что и светские, и духовные законы преследуют одну цель — спасти душу человеческую, направить «заблудшую овцу» на путь истинный, и в этом наша общая задача.

 

Футбол переживает не лучшие времена, а вы председатель областной федерации по футболу. Что нужно изменить, чтобы вернуть доверие болельщиков и былой престиж?

— В конце прошлого года я заявлял, что наши футболисты не зарабатывают тех денег, которые им платят. У меня просто лопнуло терпение: кто-то же должен был правду сказать! В советское время они играли во второй лиге чемпионата СССР и получали по 200 рублей. За это время уровень не вырос, почему же сегодня нужно платить по 5 тысяч долларов? Время господдержки прошло, а они не почувствовали, что нужно двигаться вперед, чтобы зарабатывать. И теперь вознаграждение снизилось. Слава богу, экономическая ситуация открыла глаза: сегодня футболисты получают те деньги, которые должны получать. Мы должны поддерживать детско-юношеский футбол. В этом случае будут успехи и в большом спорте.

 

ИсточникВечерний Гродно

Комментарии 0

Нет ни одного комментария. Вы можете стать первым!

Чтобы написать комментарий нужно войти  или зарегистрироваться