9 октября 2017

«Заработок в 450 € и ниже в месяц в стране не облагается налогом». Лидчанка о жизни в Германии

Наша сегодняшняя героиня также проживает в Германии. Но ее новым домом стал живописный и самобытный Гамбург — второй по величине (после Берлина) город страны.

О своей учебе в этом прекрасном месте, особенностях немецкого образования в целом и принципах офисной работы в Германии нам рассказала Катерина Статкевич, уехавшая из Беларуси в 2014 году.

— Самый сложный момент в переезде за границу — это принятие самого решения о переезде.

Когда я в неполные 18 лет поступила на факультет права Белорусского государственного экономического университета и переехала в Минск из Лиды, мне казалось, что моя жизнь уже удалась и большая часть испытаний позади.

Интересоваться образованием за рубежом я начала на третьем курсе университета. К тому времени я уже окончательно убедилась, что тот уровень получаемых знаний и ту форму подачи информации, которые я ожидала от университета, в нашей системе образования мне не найти.

На тот момент мы, студенты, ничего не знали и никогда не слышали о возможностях студенческих обменов и стипендиальных программах. Даже сам алгоритм поступления в университет за рубежом для нас был покрыт тайной. Информацию я собирала по крупицам, преимущественно из интернета, посещая немногочисленные открытые лекции на эту тему. Никто из моих знакомых тогда не выезжал в дальнее зарубежье для учебы, и это еще больше заставляло усомниться в возможности реализации такой затеи. Но со временем я все же решила попробовать. Для этого мне нужно было выучить английский до определенного уровня, найти возможности финансирования или подходящую стипендиальную программу и, собственно, пройти конкурсный отбор.

Четыре из пяти лет учебы в Минске я параллельно работала. Основную часть заработанного я отдавала за языковые курсы и репетитора по английскому, а также тратила на короткие путешествия в Польшу, Литву, Швейцарию и Францию. На пятом курсе, став призером республиканского конкурса Высшего Хозяйственного суда имени В.В. Нечаева и будучи включенной в кадровый резерв хозяйственных судов Беларуси, я получила замечательную новость о том, что поступила в один из старейших университетов Европы, а именно — в университет города Печ (University of Pécs) в Венгрии, и Европейская Комиссия в рамках программы студенческих обменов Erasmus Mundus выделила мне полную годовую магистерскую стипендию в сумме 1000 евро в месяц.

Во время обучения в Венгрии я познакомилась с ребятами со всего мира, учила новые языки и даже могла общаться на одном из самых сложных языков — венгерском. Хорошая стипендия позволяла мне много путешествовать, и я получала огромное удовольствие от наблюдаемого вокруг культурного разнообразия, а также от отсутствия в европейском обществе штампа «нормальный» или «общепринятый».

Ровно через год (программа обмена была годовой) я вернулась в Беларусь человеком, верящим в свои силы и собственную способность добиваться упорным трудом любых результатов. Человеком, испытывающим огромное желание развивать наше государство и поднимать его в ряде вопросов до европейского уровня.

При этом идти работать в государственные органы я не хотела. Мне нужен был активный и прогрессивный коллектив, где я могла бы получить профессиональный опыт и оставаться при этом включенной в общеевропейский ритм жизни. В качестве места проживания и работы я рассматривала Минск или Гродно. Однако страна у нас уж слишком централизованная, и вся деловая жизнь в ней сосредоточена в пределах МКАДа.

Так я снова оказалась в Минске, на этот раз хорошо мне знакомом. Этот город иногда меня радовал, а иногда — разочаровывал и даже злил. Я решила, что параллельно с работой юриста начну изучать какой-нибудь новый для меня язык. Однако начиная с поиска курсов немецкого языка я неосознанно для себя вновь и вновь заглядывала на сайты стипендиальных программ и приглашений на оплачиваемую практику.

И вот однажды у меня появился шанс попасть в весьма престижный университет права в Германии — Bucerius Law School. Через пару месяцев постоянной переписки и часовых телефонных интервью этот немецкий частный университет делает непредсказуемый шаг, почти исключительный — предоставляет мне стипендию, полностью покрывающую стоимость обучения — 25 000 €. Однако в эту сумму не входила оплата моего проживания в Германии (аренда жилья, питание, транспортные и иные расходы).

Мои знакомые из Германии поздравляли меня, рассказывали обо всех преимуществах этого университета, о его известности, о невероятных перспективах и карьерных предложениях, которые по окончании обучения получают выпускники. И вроде как я должна была радоваться и собирать чемодан, однако было одно «но». Для того чтобы получить студенческую визу, я должна была до подачи документов в визовый отдел открыть в Германии счет и перевести на него более 8000 €. С этого счета после приезда в страну я могла бы снимать в месяц 1/12 часть от всей суммы на личные нужды. Для немецкой стороны это своего рода способ убедиться в платежеспособности студента во время нахождения в их стране. При этом такой счет вы можете открыть только в Deutsche Bank, выписки из белорусских банков не принимаются.

Когда мои немецкие коллеги и знакомые теперь спрашивают о том, сложно ли мне было приехать в Германию на этих условиях, они не верят своим ушам, когда я говорю, что сумму для блокированного счета мне помогли собрать друзья — сами вчерашние студенты! При этом ребят я честно предупреждала, что не знаю, смогу ли после окончания университета там устроиться и насколько быстро верну долги. Вообще, я иногда сомневалась в своей вменяемости, так как план был уж очень рискованный. Перспектива возвращения в Беларусь с долгом около 10 000 $ пугала еще больше, чем предполагаемые трудности переезда в Германию. Я металась и не знала, что делать. Ночи были длинными, бессонными и мучительными. Нужно было принимать решение, времени для получения визы оставалось все меньше.

Тот момент, когда я себе сказала «еду», помню очень отчетливо: проснувшись около 5 утра и даже не пытаясь вновь уснуть, я села за стол и начала красить ногти. Красить ногти в пять утра.

Дальше все происходило очень быстро и как будто в тумане: обзвон друзей и родственников, сбор предлагаемых сумм, регистрация в консульстве, увольнение с работы и покупка самого дешевого билета на 30-часовой рейс автобусом до Гамбурга.

Предварительно я обдумывала и вариант подработки в Германии (тем самым я смогла бы дополнительно обеспечивать себя на протяжении срока учебы). Однако меня предупредили, что программа очень интенсивная, расписание на протяжении всех учебных дней (включая субботы) плотное и очень маловероятно, что мне удастся найти время на подработку или даже самоподготовку.

При этом нужно отметить, что в Германии очень популярны всевозможные подработки среди студентов. Заработок в 450 € и ниже в месяц в стране не облагается налогом как для работников, так и для работодателей, поэтому последние очень охотно нанимают людей на таких условиях. Если учесть, что минимальная заработная плата в Германии составляет 8,5 € в час, то чтобы заработать эту сумму, приходится трудиться около недели.

Сравнивать качество и содержание белорусского юридического образования в государственном вузе с тем, которое я получила в частном немецком университете, будет не совсем справедливо, так как помимо всего прочего и финансовые возможности этих учебных заведений очень разнятся. Тем не менее для примера назову пару ярких отличительных черт, которые, на мой взгляд, оказывают существенное влияние на уровень подготовки студентов.

Занятия в немецком вузе не делились на лекции и семинары, а совмещали в себе эти две формы. Как оказалось, учебная группа численностью до 50 человек и гуманитарное направление образования позволяют это делать с легкостью. В Германии студенты не переписывают содержание лекций со слайдов или под диктовку, так как все учебные материалы (презентации, учебники, задания от профессоров) доступны онлайн на специальной платформе университета. Подразумевается, что студенты до лекций ознакомятся и распечатают нужные им файлы, при необходимости — подготовят по ним какие-то вопросы.

Во время лекции, как правило, идет только обсуждение и разъяснение некоторых сложных вопросов. Оценки выставляются только за эссе или за выступления из разобранных дома кейсов. При этом на итоговую оценку это влияло только на 30%, а остальные 70% оценки определял письменный экзамен. При этом никаких «автоматов» или сухого пересказывания лекционного материала там не было.

Учебная программа длилась год, она была разбита на 9 модулей по 2−3 предмета в каждом (это обязательные, а были еще и дополнительные по желанию), плюс обязательная практика (2 месяца) и написание дипломной работы.

Экзамены мы писали каждые 2 месяца. Студенты занимали отведенное именное место (на расстоянии 2−3 метров друг от друга и в шахматном порядке) и получали специальные листы с водяными знаками университета, а также числовой код, которым подписывали свою работу. Таким образом, профессор не мог знать, чью работу он проверяет, и оставался максимально объективным. За стол студенты могли сесть только с ручками и на протяжении нескольких часов с разных ракурсов за нами наблюдали ассистенты профессоров. Сами же профессора на экзаменах не присутствуют.

Вся организационная часть экзамена при этом лежит на плечах сотрудниц из деканата. Перед началом испытания все подписывали документ о том, что предупреждены об исключении из экзаменационной аудитории за списывание или переговоры. Экзаменационные задания по своему содержанию варьировались от различного уровня сложности тестов до написания эссе. Времени давалось, как правило, недостаточно. Чтобы получить самый низкий удовлетворительный итоговый балл, нужно было набрать минимум 65% по экзаменационной работе.

Первая сессия была уже в октябре, и я ее завалила. Немецкий давался сложно, к тому же нужны были деньги на оплату курсов и время на его изучение, а последнего не хватало даже на то, чтобы поговорить с родителями по скайпу, не говоря уже об изучении города или неспешных прогулках вдоль прекрасного озера Альстер в центре Гамбурга. Когда мои московские и бразильские однокурсницы второпях звали меня на всем известные европейские распродажи, мне оставалось улыбаться и на ходу придумывать отговорки. Потом было еще три сессии, изучение немецкого трудового рынка, поиск обязательной стажировки и интервью с непривычным обращением ко мне как к «фрау Штаткевич» (по немецким правилам произношения сочетания букв «-st-»).

Первый опыт работы в немецком корпоративном мире я получила уже после 10 месяцев проживания в Германии. Я проходила обязательную практику (в рамках магистерской программы) в одной из крупнейших в мире аудиторско-консалтинговой компании «Большой четверки». К тому времени я смогла овладеть только языковыми азами, и казусов на этой почве во время практики было очень много. Начиная с операционной системы Windows и множества рабочих программ на немецком языке и заканчивая периодически неправильно понятым заданием от менеджера.

Тем не менее я хочу отметить умение немецких коллег обучать и, я сказала бы даже, разжевывать всю важную для работы информацию. Они очень терпеливы и невероятно внимательны к коллегам, даже если вы там всего лишь практикант на недолгий срок. В офисах немецких фирм традиционно считается, что молодой сотрудник должен задавать много вопросов более опытным коллегам, и если он этого не делает — он недостаточно заинтересован в получении профессиональных навыков. В этой связи мне постоянно приходилось бороться со своей привычкой не беспокоить вышестоящих сотрудников. Также помимо ваших профессиональных навыков здесь очень ценно умение коммуницировать как с коллегами, так и со стороной клиента. В целом хочу отметить очень высокий уровень умения молодых сотрудников из числа моих коллег презентовать и держать себя перед аудиторией.

После завершения практики мне пришлось пройти еще пару интервью в компании, чтобы получить там постоянную работу. Думаю, строчка в моем резюме об учебе в прославленном немецком вузе сыграла в итоге немалую роль, однако не стоит забывать, что немцы в первую очередь ценят ваше трудолюбие, доброжелательность и ответственное отношение к работе. В целом о коллегах из Восточной Европы у нас в офисе очень хорошее мнение. Говорят о них как об амбициозных сотрудниках, которые не боятся карьерных трудностей и готовы постоянно развиваться.

За все три года моей жизни в Гамбурге я ни разу не встречала хамского или надменного поведения по отношению к себе. Скорее, даже наоборот: этот город сделал меня более спокойной и расслабленной. Я чувствую себя здесь защищенной как от бытовых ежедневных трудностей, так и от административного произвола на работе или со стороны государственных органов.

В целом если вы не находите работу сразу после завершения обучения и ваш вид на жительство истекает с момента получения вами диплома, вы имеете право продлить его еще до 18 месяцев с целью поиска работы. Однако стоит учитывать тот факт, что у вас могут попросить выписку из банковского счета, подтверждающую наличие хотя бы минимальной суммы для существования (это около 670 € в месяц), но ее уже не блокируют! То есть можно хоть на следующий день все снять обратно. Из расчета имеющихся средств и определяют срок, на который продлевают вид на жительство.

Если же вы нашли работу до истечения вашего «студенческого» вида на жительство, как было в моем случае, то на основании срока трудового договора определяют и срок, на который продлевают вид на жительство. Если контракт годовой, то и вид на жительство выдадут на год. Мне с бессрочным договором выдали трехлетний вид на жительство. Если у вас есть работа, то трудовым правом вы защищены надежно. Только тот факт, что вас не могут уволить по причине «не справляется с трудовыми обязанностями» при наличии бессрочного трудового договора, делает вашу жизнь куда более стабильной. Интересен тот факт, что работодатель имеет право заключать с вами временные трудовые договоры только на протяжении двух лет, дальше он обязан либо сделать его бессрочным, либо не продлевать вовсе.

Если вам нездоровится, вы можете оставаться дома без справки врача три дня.

На работе вне обеденного перерыва никто не обсуждает личные темы, не проверяет личную почту и не делает звонков, не относящихся к работе. Это возможно только по самым исключительным срочным вопросам.

В нашей компании, как и во многих других корпорациях, очень следят за репутацией и, соответственно, качеством предоставляемых услуг. По этой причине в первое время работы (один-два года) новых сотрудников максимально вовлекают в рабочий процесс, проводят с ними частые тренинги и контролируют результаты работы.

Как правило, рабочие документы новичков проходят три уровня проверки: старшим сотрудником, менеджером и партнером. Все этапы проверки заверяются подписями сотрудника, работавшего над документом. Комментарии и исправления в работе молодых коллег — дело частое. Здесь на них не обижаются, а даже наоборот — все хотят знать, как можно улучшить или ускорить свою работу.

Что касается специфики отношений между начальниками и подчиненными, то это индивидуальный вопрос в каждой компании. Однако в последнее время наметилась тенденция к их упрощению, особенно в небольших компаниях или стартапах. В корпоративном мире еще остается разумная доля иерархии. Но она все же больше способствует перениманию опыта и профессиональных знаний, нежели поддержанию управленческой функции. Простыми словами, вышестоящий коллега просто является твоим наставником и помогает разобраться со сложными вопросами.

Что касается культуры корпоративного общения, то в немецком языке тоже есть формы местоимений «вы» и «ты». Форма «вы» используется при разговоре с клиентом, а между коллегами (даже между практикантом и партнером) чаще используют форму «ты», что, честно сказать, мне до сих пор режет слух.

Уволить нерадивого сотрудника по немецким законам не очень просто. Но как же с таким работником поступают? Как правило, во-первых, его не повышают по должности (а с коллегами это случается, ведь ежегодно каждый сотрудник получает оценки и характеристики от вышестоящих работников по всем проектам, в которых он участвовал); во-вторых, его могут постоянно отправлять на весьма скучные или однообразные задания, тем самым оставляя его «в хвосте» корпоративной карьерной гонки.

Но как бы то ни было, перед тем как принять вышеуказанные меры, с нерадивым сотрудником постоянно будут беседовать с целью узнать причину возможного спада работоспособности. Справедливости ради нужно отметить, что требования и ожидания в подобных корпоративных компаниях очень высоки, а уровень стресса и долгие часы переработок быстро выматывают людей, поэтому и ротация сотрудников довольно высокая. Получив определенный профессиональный опыт, люди часто переходят в компании с меньшей рабочей нагрузкой.

В Гамбурге, как и в Минске, живет около 2 миллионов человек, но этого здесь даже не заметно. Из самого крайнего уголка города в центр с легкостью можно добраться менее чем за 30 минут.

Транспортную систему в городе можно оценить, взглянув на карту метро и пригородных электричек.

Любую поездку можно спланировать буквально поминутно, а проезд оплатить при помощи приложения. Турникетов или других «девайсов» проверки оплаты здесь нет. Все базируется на личной ответственности пассажиров. В год в среднем у меня проверяют оплату проезда один-два раза. При этом транспортом я пользуюсь каждый день.

Об уровне зарплаты молодого сотрудника с магистерской степенью (степень в Германии влияет на уровень оплаты труда) скажу кратко: не отказывая себе ни в каких покупках и поездках, а также оплачивая аренду комнаты в центре города (это 300 € в месяц), я могу откладывать половину своей зарплаты и уже задумываюсь о покупке собственного жилья с помощью кредита.

Несмотря на то, что я теперь в Беларуси не постоянно, я не перестаю думать о правовых проблемах, с которыми сталкивается наше государство и люди, а также про варианты их разрешения. Я часто сравниваю разные правовые системы, при возможности рассказываю о Беларуси на конференциях и просто иностранным друзьям.

Будучи еще студенткой в Bucerius Law School, я в составе нашей группы посещала различные европейские учреждения в Люксембурге. Присутствуя на презентации в Европейском инвестиционном банке, меня взволновал вопрос об инвестиционных контрактах с Беларусью, а вернее — их отсутствии. Сегодня мне приятно читать о снятии санкций и возможности работы банка в нашей стране. Возможно, тему планируемой мной в будущем диссертации я свяжу именно с этой проблематикой.

Я верю в то, что каждый из нас — кузнец своего счастья. Никто, если только не мы сами, не сможет улучшить условия нашей жизни и жизни своей страны.

В Беларусь я прилетаю минимум дважды в год. Я часто организовываю встречи со студентами, чтобы в меру сил своим примером вдохновить их на стремление к своим целям. Ведь я помню, как сложно было мне искать информацию об альтернативных возможностях и составлять резюме международного уровня без определенных для этого навыков. Я стараюсь убедить их в том, что владение иностранными языками — это просто навык, и если он не давался вовсе или давался с трудом в школе — это ничего не означает и поезд еще никуда не ушел. Призываю студентов быть более активными, участвовать в дополнительных образовательных проектах и конференциях, нарабатывать навыки нетворкинга и самопрезентации. И просто напоминаю им, что их жизнь только в их руках и весь мир открыт для их стремлений.

Если вы интересуетесь вопросом обучения в Германии, то здесь и здесь вы сможете найти много полезной информации. А информацию по трудоустройству в Германии вы можете почитать (в том числе на русском языке) здесь, а также здесь. В целом интересующие вас сведения я советую искать на английском языке или языке той страны, в которую вы намереваетесь попасть. Если у вас будут вопросы — я всегда открыта для коммуникации в социальных сетях.

С большой благодарностью друзьям и родственникам, которые верили и поддерживали меня все это время!

Источник: tut.by

Смотрите также:


«Бизнес-Лида», 2017.

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии 3

Чтобы написать комментарий нужно войти  или зарегистрироваться

pilipson , 9 октября, 18:05#
далеко нам с.ать до Германии
Денис , 9 октября, 18:41#
На 450€ в месяц ты имеешь права подрабатывать (сумма не облагается налогом), а так налоги тут большие, правда государство потом тебе возвращает определенную сумму (все зависит от налогового номера).
Здрасте , 10 октября, 20:35#
Браво девушке, океан трудностей преодолела. И всё не зря. Германия, конечно, мечта каждого здравомыслящего человека.