12 декабря 2019

Бывший белорусский футбольный фанат рассказал про приключения в 90-х и 2000-х. Есть немножко и про Лиду

Футбольные фанаты не очень любят рассказывать о своих приключениях. Это закрытая субкультура, где истории – только для своих. Однако автору блога «Пойди поставь сторожа» удалось пообщаться с одним из основателей фанатского движения в Речице. Этому человеку сейчас около 40, он работает на госпредприятии и просит не раскрывать его имени, а взамен предлагает свои воспоминания о том, каким был фанатизм в конце 90-х – начале 2000-х. Это повествование без прикрас, и оно может шокировать слабонервных: драки, алкоголь, угар.

Как зарождался движ

 – Началось все в 1999 году. «Ведрич» тогда играл в первой лиге, и было понятно, что он выйдет в вышку. На фанатском секторе начал скапливаться какой-то народ, 10-15 человек. Приходили одни и те же люди, что-то кричали на матчах, но все было неорганизованно.

Когда «Ведрич» оказался в вышке, мы уже знали, что такое футбольный фанатизм. Видели движи в других городах, в первую очередь в Гомеле, было интересно. Тем более это много показывали по телевизору – только закончились 90-е, в России тогда фанатизм гремел. Так что собрались с пацанами, познакомились. Поначалу не ездили на выезды, потому что не знали, как добираться и как вообще все это выглядит.

Летом 2000-го одного гомельского фаната в Речице списали с поезда, потому что ехал без билета, билеты тогда никто не покупал. Он попался на глаза нашим товарищам. Напоили парня и накормили, он пригласил наших в Гомель. Мы приехали туда, познакомились с местными фанатами и увидели, как устроен нормальный движ. У них-то все это началось еще в 80-е. Мы смотрели на них огромными глазами – под 300 человек в зелено-белых цветах, огромные флаги, баннеры. Думаем: надо делать что-то свое. Создали банду. Команда играла в красно-синих цветах, я придумал название Red-Blue Legion, и начались первые выезды.

Зимой было скучно, нечем заняться. Гомельские предложили поехать с ними в Могилев на хоккей. Говорят, заодно познакомитесь с местными, у них с могилевскими были хорошие отношения.

Это был такой трэш… Мы ехали на собаках, то есть на дизелях и электричках. Билеты при входе никто не смотрит, залез и едешь. Заходит бедная контролерша, и как ей проверить билеты, когда сто человек там сидит? Тем более шум стоит, все пьяные, так что закрывали на все глаза. Так мы и путешествовали через всю страну, но в тот раз почему-то не повезло. По дороге в вагоне началась драка, и в Жлобине менты всех сняли с поезда. Кладут в щебень, бьют, причем по головам. Сейчас бы всех посадили до суда, а тогда это никому не надо было, отпустили на все четыре стороны. Мы пошли на вокзал, потому что на дворе декабрь, холодно. А тогда все носили такие тоненькие куртки-бомберы, и мы в них совсем промерзли.


Жлобинские «игрушечники».

Жлобин – это ведь железнодорожный узел. Не знаю, как сейчас, но раньше там прямо на перроне продавали мягкие игрушки и алкоголь. Набрали себе выпивки. Стремно было сидеть на вокзале – мало ли, менты передумают и вернутся за нами. Так что решили идти по путям до следующей станции. Дошли до нее, а там станции как таковой не было, просто перрон. И мы всю ночь жгли около него костры, сидели вокруг них, как викинги, пили и орали. Дождались какого-то дизеля, добрались до Могилева. Приехали в город с бодунища, бродили по улицам. Ждать хоккей до вечера было неохота, сидеть на вокзале тоже – так сильно вымерзли за ночь, что не хотелось никуда идти.

Потом мы с товарищем решили вписаться в пассажирский поезд, только не в вагон, а в локомотив. Есть же два локомотива, один спереди поезда и один сзади. В переднем сидели машинисты, а в заднем мы. Короче, где-то на Жлобине заходит к нам машинист, видит – спят два пацана. Спросил, что мы тут делаем. Говорим: «Едем из Могилева в Гомель». Наверное, очень жалко выглядели, так что он решил нас не выгонять. Показал, как включается печка. И все, мы добрались до Гомеля, а из Гомеля до Речицы доехать уже попроще.

В межсезонье разругались с гомельскими. Они этого тоже хотели, аргументируя тем, что чем больше врагов, тем лучше для движения. Нас мало, поэтому из нас враги не очень, но мы брали безбашенностью. Речица всегда считалась столицей неформалов, тут хватало панков, металлистов. У них были просто бешеные драки с гопниками, по сто человек, а тут они еще решили податься в фанатизм. И в движении таких людей было очень много, все выросли на алкоголе, с кашей в голове.

Зачем приходили на стадион

Мы были первым поколением речицких фанатов, позже к нам присоединились новые пацаны. А потом появилось третье поколение, выросшее на интернете, фанатских пабликах. Сейчас таких пабликов хватает, и быть фанатом модно. А мы были маргиналами. Представьте – едет 20-30 человек, пьяных, голодных, злых. Причем это же малолетки, у нас самому старшему было 18 лет, остальным от 14 до 17. И что в головах? Пенопласт! Потом подросли, конечно.


Фото: фанаты могилевского «Днепра» в 98-м на выезде с битами в руках.

Почему мы все оказались на стадионе? Потому что любили футбол, каждый из нас. До сих пор смотрим матчи по телевизору, знаем некоторых футболистов еще с 80-х. Если с кем-то встречаемся и начинается пьянка, можем говорить только о футболе. Сейчас, как мне кажется со стороны, фанатизм совсем другой. Для меня дико слышать, что кому-то могут предъявить за фанатские шмотки, это какой-то бред.


Фото: фанаты «Нафтана» в начале 2000-х.

Еще про алкоголь. Помню, в 2007 году был выезд в Светлогорск, тогда еще в Речице третий день отмечали «Дожинки». Ехали на автобусе, потому что до Светлогорска нет поездов, но мы вообще тогда стали переходить на автобусы. И вот третий день «Дожинок», на место сбора все просто приползают с квадратными с бодунища головами. Загрузились в автобус с таким количеством спиртного, что еще удивляюсь, как этот автобус поехал. При этом до Светлогорска час езды. В итоге закончилось все диким мордобоем под стадионом.

Менты на стадионе были, но что они могут сделать, когда идет драка больше чем на сто человек? Такую толпу может разогнать только ОМОН, приходилось под них попадать. Омоновцы вклиниваются в драку, рассекают толпу, а потом сваливают всех в кучу-малу. На тебе лежат люди, ты на ком-то лежишь. Не очень удобно, но омоновцев это мало волновало.

После 2014 года, когда в ближнем зарубежье произошли известные события, начали очень жестко завинчивать гайки. Фанаты стали опасны. Ну и мы, понятное дело, начали вести себя сдержаннее. Раньше дрались прямо под стадионами, а если не хотели палиться, можно было встретиться за городом. Например, так у нас случилась просто эпохальная драка. Приехали в Бобруйск, и местные решили нас встретить на трассе, а рядом было кладбище. Нас было человек 40-50, их примерно столько же. И они решили, что если они станут внутри ограды кладбища, нашей толпе будет тяжело прощемиться через калитку. Так что прямо на кладбище и дрались, бегали между могилами.


Фанаты «Ведрича-97» на выезде в Бобруйске, 2007 год.

Но не всегда было так весело, иногда махачи заканчивались серьезными травмами. Как-то раз поехали в Минск. После игры нам позвонили торпедовские ребята, предложили пересечься 10 на 10. У них тогда был очень качественный состав, плюс еще человек 30 стояли и смотрели, то есть начало стремное. За 30-й секунд нас просто укатали в асфальт. Мне отбили почки, было два перелома, у людей сотрясения мозга. А еще во время махача я услышал крик: «Бейте их сильнее, они какие-то живучие!». Вот как, оказывается :). Как-то доехали до Речицы, смеялись в дороге, хоть и безумно больно было. А еще у нас как-то один парень, Леха Желтый, погиб на выезде при невыясненных обстоятельствах. Мы тогда договорились с клубом и руководством стадиона о минуте молчания перед матчем и о том, чтобы команда провела игру в черных повязках.

Нынешний чемпионат Беларуси я не люблю, он для меня мертвый. Много лет только БАТЭ и БАТЭ. Брест, конечно, молодец, их чемпионство – отдушина, потому что БАТЭ уже до такой степени надоел…В середине нулевых как-то ездили в Борисов, правда, за Гомель. Хотел глянуть на это чудо, то есть БАТЭ, на их стадионе. Закончилось тем, что нас уложил ОМОН, даже на стадион тогда не попали. Но в вышке прикольно ездить, не надо бывать во всяких непонятных городах. Когда мы в 2001 году вылетели из вышки, думали, что быстро вернемся. И вернулись бы, но со стадионом было что-то не то, и не разрешили на нем играть. А потом закончились деньги, и команда застряла в первой лиге. Но нам было прикольно, хотелось поездить по провинции. Мы же не знали, что это такое.

Самый страшный выезд

Упаси Господь кого-то оказаться в Микашевичах! Приехали туда, по-моему, в 2002 году. Идем по улице, впереди нас какая-то драка, люди друг друга избивают. Им навстречу совсем не спеша едет ментовский «козлик», а они даже не думают прекращать. «Козлик» подъезжает поближе, и они не спеша расходятся по дворам.

Дальше, когда пришли на стадион, было круче. В Микашевичах нигде не было афиш, так как же людей завлекать на стадион? Выносят здоровенные колонки с меня ростом, выходит товарищ и начинает орать в микрофон: «У нас сегодня футбол! Приходите поддержать команду!» Ор стоит на все Микашевичи, в итоге людей набилось очень много. Кстати, на стадионе перед игрой паслись козы, их потом выгнали.

Но самые первые зрители… Приходят два каких-то чувака, заходят за трибуны. Я как человек простой думал, что они сядут, выпьют по паре стаканов и будут смотреть футбол. Так бывает в Речице, думаю, и во многих других провинциальных городах. Но нет. Они зашли, достали по огромному шприцу, вкололи себе и сидят, прямо на стадионе сопли пускают. Я уже понял, что что-то не то. Потом нам объяснили, что Микашевичи занимали второе место в Беларуси по наркомании, на первом был Светлогорск. Но Светлогорск – город, а Микашевичи – поселок, хоть и городского типа. Там кололась вся молодежь, вся!


Стадион «Гранит», Микашевичи.

Еще прикол там был. Перед игрой пацаны пили под стадионом, хотели нарезать закуску. Мимо проходит мужичок, спрашивают у него – мужчина, у вас не найдется чем сало нарезать? Он достает выкидной нож, чуть ли не секиру. Наши спрашивают: «Мужик, а зачем тебе с таким тесаком ходить по городу?». Отвечает – ай, молодежь тут по вечерам шалит. Блин, у меня знакомые живут в Москве и носят с собой ножи, но это же Микашевичи, 2002 год. Для обычного белоруса как-то диковато вечером ходить по городу с ножом, потому что молодежь шалит.

После игры местные хотели нас чуть ли не убить. Мы быстро сообразили, что надо что-то делать. Здесь не будут просто бить, здесь вообще непонятно чем все может закончиться. Пошли искать какие-то пустые бутылки, дубье собирать, чтобы отбиваться, если что. Потом, правда, местное гопье решило сменить гнев на милость. Подходят к нам и говорят: «Вы нас не боитесь, значит, вы офигенные чуваки. Давайте с нами бухать». Особо одаренные пошли с ними и пили всю ночь, а мы стали выбираться из города.

Приехали как всегда без билетов, поэтому пошли пешком по трассе до Житковичей. Нам сказали, что до них 10 километров, но оказалось, что 35. Весна, ночью холодно. Ночевали в лесу, сломали из веток какую-то беседку, разожгли костер. Беседка пылала среди леса. Утром проснулись черные, в саже. Пытались голосовать, но кто подберет таких? Так что шли до Житковичей 35 километров, а там уже наши тусовались. Они, бедные, есть хотели. Когда мы их увидели, они объедали вишни у отделения милиции. Менты смотрят, а эти панды сидят на дереве и не спеша питаются. Потом у кого-то из наших нашлись командирские часы. Мы продали их, купили еды и спиртного. Сидели в Житковичах и квасили, как-то добрались до Калинковичей, Речицы.

Микашевичи – наверное, самое страшное место в Беларуси в начале 2000-х. Еще мы как-то стремно сгоняли в Березу. Нас было на стадионе человек шесть, а их не знаю сколько. Они стояли за забором и бросались в нас кирпичами, а мы бросали кирпичи обратно. Если кто-то пытался перелезть, мы подбегали и били их по рукам какими-то досками, так что они передумали лазить. Некоторым из нас тогда досталось, но резать никто не собирался. Потом наши игроки вышли из раздевалок и все это увидели, побежали и начали орать, чтобы от нас отстали, ну местные и разбежались. Мы тогда были в очень хороших отношениях с командой.

Лида

Приезжали и во многие другие провинциальные города, где нога человека не ступала. Наша Речица сама по себе маленький город, настолько провинциальный, что нужно кричать караул. Но когда мы приехали в Лиду…


Фото: молодые болельщики лидской команды в начале 2000-х.

Лида больше Речицы, но она до такой степени была застрявшей в 90-Х! Нас там собиралось убивать полгорода. Пришли на вокзал, молодые местные гопники привели более старых, синих, как изолента. С некоторыми мы поговорили, они ушли, но человек под 200 осталось. Одному нашему товарищу, кстати, бывшему панку, было все равно. Пока мы пытались соорудить баррикады из вокзальных лавок и пустых ящиков из-под водяры, он залез в ларек и пытался продавщице продать крем, только ноги торчали. Потом он как-то оказался на свадьбе в кафешке около вокзала, рассказывал за столом тосты и выносил нам выпивку.


Железнодорожный вокзал в Лиде.

У нас были даже веселые драки, когда в процессе происходило что-то такое, что потом вспоминали со смехом. Взять хотя бы драку с Гомелем. Начало нулевых, у нас на вокзале собирается куча народу, все пьянствуют. Приходят какие-то алкаши, их отоваривают. Приезжает дизель с фанами с Гомеля, снова начинается драка. Тут, откуда ни возьмись, прибегает какой-то дурачок с татуировкой Чебурашки и с воплем «Вас приветствует ВМФ США!» рвет на себе майку. За собой он вел битых ранее алкашей, и они все тоже дружно вступают в махач. В это время мимо на велосипеде проезжает мама одного из наших пацанов. Она видит все это, бросает велосипед и бегает вокруг с криками «Коля!». Смех смехом, а одного человека из Гомеля после этого реально отправили в реанимацию.

Сейчас фанаты рафинированные. Они не будут с голодухи на кладбище есть пасхальные яйца и конфеты с могилок. У нас одному товарищу, уже покойному, так захотелось есть, что он среди бела дня залез к людям на двор в курятник, граблями бил кур. Представьте, хозяева что-то делают во дворе, а курятник ходит ходуном, курицы квохчут. Одну курицу он подбил, засунул в рюкзак и выскочил через забор. Там недалеко была какая-то стройка, он забежал туда и бросил рюкзак, курица была еще живая. Так он хватает доску и со всей дури бьет по рюкзаку, перья летят во все стороны. Подходит сторож, говорит – пацан, что ты делаешь? Отвечает: «Рюкзак выбиваю!». Добил курицу, пожарили ее в лесу на вертеле. В начале нулевых такого хватало, это еще не самое страшное.

Алкоголь

У нас движняк хоть и был небольшой, но делился на две группы. Часть ребят была покультурнее, а часть – совсем сумасшедшие. Я был из первой категории. Ездили мы общей бандой, но держались немного особняком. А те, вторые, как только приезжали на выезд, сразу шли квасить. Они заходили в магазин и выходили с ящиком водки, по пути сгребали все, что плохо лежит.


Фото: фанаты «Динамо» в вытрезвителе.

Но пили у нас все, не пить было невозможно. Ехать долго, заняться нечем. Это сейчас все стали гламурные, а тогда вопрос о том, пить или не пить, вообще не стоял. Садились в дизель и начинали. Помню, ехали куда-то в пассажирском поезде, и как только проводница увидела наши фанатские шарфы, поняла – спокойной ночи не будет. Ее и не было. Всю ночь трэш и угар, песни-пляски, периодически все это перерастало в какие-то замесы. А сколько было случаев, когда на пересадках встречали людей, с которыми в плохих отношениях, и прямо там дрались...

В Осиповичах есть один ночной магазин, а рядом с ним – беседка. Гарантирую, что его знали все белорусские фанаты просто потому, что ночью в городе больше негде купить бухла. Вот там дрались, бывало. И вся эта беседка была разрисована фанатами, там были все города. Беларусь все-таки небольшая страна, многие ребята друг друга знали в лицо.

Это сейчас среди фанатов есть хулиганы, которые дерутся, и ультрас, которые мутят перформансы. В наше время таких отличий не было, поэтому и перформансов как таковых не делали. Мы делали баннеры, могли зажечь пару-тройку файеров, но это все не то. Другое дело, когда сейчас делают огромные полотнища на весь сектор, вкладывают в это какую-то идею. Стало приятнее на трибуны смотреть, есть перформансы – не то что наша вонючая селитра. Как-то зажгли одну такую, и она сразу начала свистеть, потом крутиться, а потом вообще непонятно куда улетела. И копоть была такая, что на расстоянии вытянутой руки ничего не видно. Современные перформансы бывают очень красивые, ради этого, по большому счету, я и смотрю чемпионат РБ. Мне неинтересен результат, неважно, кто в Беларуси чемпион, лишь бы не БАТЭ.

Команда

В начале нулевых мы знали многих футболистов из «Ведрича», здоровались с ними за руку. Бывало, команда забирала нас с выездов, так они нам водку наливали. Когда были драки на стадионах, игроки нас поддерживали, они понимали, что все это за команду. И сейчас мы помним друг друга. У нас был легендарный вратарь Николай Кондратов, отличный мужик, абсолютно без понтов. Еще у нас играл Алексей Меркулов, тоже вратарь, неплохой чувак. Знаю, что потом Меркулов был тренером «Гомеля», но я его плохо помню. Быков Серега, Рома Джафаров… Еще Сергей Гомонов, он играющим тренером был.


Сергей Гомонов.

А вот с одним тренером у нас отношения особо не сложились. Он как будто не понимал, зачем нам фанатизм. Если наша молодежь ехала куда-то и просила, чтобы забрали домой, он всегда отказывался, хоть сами футболисты были согласны. Но мы, фанаты постарше, могли себе позволить снять транспорт и частенько сами забирали тех, кто помоложе. Пихали их куда угодно, в багажник по два человека, в 10-местную маршрутку могло набиться 20 человек.

Для нас тогда не было разницы между клубом и игроками. Ребята старались играть, и мы их поддерживали. Потом состав стал меняться, и у нас немного начал пропадать интерес к команде. Ездили на выезды по инерции, хоть и оставался какой-то интерес. Захотелось комфорта – начали ездить на автобусах и пассажирских поездах. Больше не было такого, чтобы сутки добирались до Солигорска на дизелях. Почему сутки? Из Речицы до Гомеля, потом до Жлобина, Бобруйска, Осиповичей, Слуцка… Тяжеловато все это давалось, причем на следующий день у меня в школе были экзамены, но мне же надо на футбол попасть. Мне 17, у меня все хорошо, зачем мне экзамены? Правда, некоторых бедолаг команда тогда завезла домой. Остальные добирались сами, но спасибо «кротам», затарили их едой и выпивкой от души. Это на выезд ведь ехать прикольно, а назад, когда голодный и уставший, уже не так весело. Из Лиды или Новополоцка доехать до Речицы – это же рехнуться можно. Трое суток в пути в обе стороны, обратно обязательно с бодуна. Тяжело все это давалось, зато весело было. Сейчас уже столько не пьем. Это нормально, нельзя всю жизнь быть пацаном, мне скоро сорокет.

«Спутник»

В 2014 году «Ведрича» не стало, закончились деньги. Перед этим переименовали клуб в «Речицу 2014», но я к тому времени уже ушел из движа. Для меня переименование стало катастрофой.

Сейчас есть ФК «Спутник», но это не то. Сам «Ведрич» еще при совке назывался «Спутником», но с тех пор прошло много времени. И нынешняя команда не имеет никакого отношения к «Ведричу». Вообще понятия не имею, что сейчас происходит в речицком футболе. Знаю, что «Спутник» вроде метит в вышку. Пусть выходит, но мне это уже неинтересно, для меня белорусский футбол и без «Спутника» уже давно убит.

А еще знаете, что интересно? Как появился этот клуб. Однажды один очень высокопоставленный в этой стране товарищ приезжал с инспекцией на «Речицадрев», и кто-то из рабочих спросил, почему у нас нет футбола. Ну и собрали буквально за месяц команду, пригнали игроков из какой-то гомельской ДЮСШ. И как болеть за такой клуб? У них, правда, есть движняк, ходят где-то 25 человек на сектор.

Нынешним речицким фанатам я уже ничего не смогу сказать. Во-первых, из-за клуба, а во-вторых, они меня просто не поймут. Подумают, ездил какой-то дурачок на дизелях, отоваривал куриц граблями и пропивал все деньги, как он еще от цирроза не умер? Может быть, если фанатам дадут вздохнуть посвободнее, я бы и потусил где-то, но не в Речице.

У фанатского движняка много плюсов, но минус в том, что на мне нет живого места. Мне ломали нос, челюсть, ребра, одних сотрясений мозга было штук десять. Отбитые почки, которые дают о себе знать. Думаю, многие вспоминают о движе, когда все начинает болеть. Но я ни о чем не жалею, все это было нужно. На дворе был конец 90-х, и как бы сложилась моя жизнь, если бы не фанатизм? Могло случиться все что угодно, вплоть до тюрьмы. Или, например, мне бы захотелось, как многим моим ровесникам, поиграть в бандитов. Вместо этого я начал ездить по стране и тратить на это свою энергию, азарт.

То, что я рассказал, – это капля в море. За 10 лет активной жизни нашего фанатского движа было всякое – от угарных историй до полного трэша. У нас даже был свой жаргон, чисто локальный, речицкий. Например, на одном из выездов наша бригада «Ух» – то есть самых оторванных из нас – ко всему прочему зачем-то стырили эколюдика.


Эколюдик.

Этому гению человеческой мысли сразу же было дано имя Панк. Половина трофеев потом потерялась, но Панк благополучно добрался до Речицы. Потом он на долгое время стал нашим выездным талисманом. Нет смысла сейчас ностальгировать, но все это было прикольно. Многих из наших ребят уже в живых нет, хотя если бы собрать старую компанию… Может, я бы куда и съездил. Даже за «Спутник».

Трибуна

Фото: архив героя, spkubani.club, history.rw.by, mikashevichi.ru, sb.by, belultras.by, zum.by.


«Бизнес-Лида», 2019.

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии 11

Чтобы написать комментарий нужно войти  или зарегистрироваться

Ольга #7410 , 12 декабря 2019, 22:48#
статья-огонь!
А Вот и Я , 13 декабря 2019, 00:20#
Это Вам не ВК сидеть!!!Учитесь......вся наша жизнь-игра!!!
Юрась Дзяшук , 13 декабря 2019, 00:37#
Да-да. Именно все так и было)
Был бы Милан жив, он бы рассказал массу интересных историй про движ конца 90-х - начала 00-х. Уверен, что герой этой статьи знал его лично.
По поводу файеров из селитры так же и у нас в Лиде, пыхтела, свистела, кочегарила едким дымом, а потом и вовсе улетела куда-то в сторону милицейского козлика)))
Как в 2000-м всем сектором сняли на матче с "Белшиной" и отвели в отделение за Байкот2000. Как после победных матчей, например над той же Белшиной, в мае 99-го пол-стадиона шли маршем по Лиде под звуки оркестра из музучилища. Ребята тогда приходили с инструментами на матчи и были пожалуй первыми в Беларуси барабанщиками и трубачами, которые задавали тон фан-сектору.
Это сейчас все фан-движи в Беларуси - патриотически настроенные и у них почти все баннеры на мове. А тогда в основном была русская фашня, РНЕ, имперки на секторах. И только у СК "Ліда" была единственная про-белорусская движуха. БЧБ на секторе, мова на банерах и речевки на мове. Даже своя газета была "ЛІДАр".
Тогда мы и представить себе не могли, что через 15 - 20 лет фан-движ в беларуси будет как в Лиде - пробелорусским)
Я тогда из Берёзовки гонял в Лиду практически на все матчи, а иногда и на выезда)
А Вот и Я , 13 декабря 2019, 12:00#
Есть ещё *Баяра*, он тоже много чего может рассказать интересного!!!
Viktat , 13 декабря 2019, 09:30#
"Нет смысла сейчас ностальгировать, но все это было прикольно. Многих из наших ребят уже в живых нет." Золотые слова. Жаль только, что не отморозки отправились в мир иной.
B!SON , 13 декабря 2019, 09:48#
Хоть от лидского футбола я был далек, но с пацанами из двора периодически гонял на стадион, ведь жил в соседнем от стадиона дворе. Хорошо помню, как ждали автобус с игроками Неман-Белкард после нашего поражения возле моста на Ленинской и кидали все, что под руку попадет. Сейчас ради интереса глянул - 1999 год был (20 лет прошло). А еще фанатов бесплатно пускали. Ворота открывали и ребята проходили. Может и сейчас это сохранилось, но уже лет 10 точно не был на играх.
Stanislaw Berkus , 14 декабря 2019, 12:46#
Я помню что у лидских фанатов были какие-то "тёрки" с ОМОНом.Может, кто расскажет про это, там что ли избиение фанатов было.
Ольга , 16 декабря 2019, 17:31#
Статья о вечно угашенных [...]
сергей , 1 февраля, 12:04#
тогда еще шарф не сделали
сергей , 1 февраля, 12:07#
кто на лидском фото есть тел 80295853498
сергей , 1 февраля, 12:08#
пересечемся